Пограничник

Я хочу служить в пограничных войсках

Дважды заглядывал Лоскутов, но, видя Сурова занятым, уходил, обещая зайти попозднее. Сурову хотелось скорее освободиться и доработать план отрядных учений, намеченных на вторую половину января. Часам к двенадцати такая возможность представилась. Принялся за работу, что называется «с ходу» уловил стержень замысла, «расписался», увлекшись, основательно продвинулся вперед и был близок к завершению. Но помешал Лоскутов.
—  Вот наконец можно поговорить, — сказал он, войдя в кабинет. Он был без шинели и головного убора, видно, как и Суров, не собирался домой.
—  Хочу просветиться в обстановке. — Лоскутов вместе со стулом придвинулся к письменному столу. — Что-нибудь серьезное?
Почти дословно пересказав содержание ориентировки, Суров воздержался от комментариев, добавил, что завтра или послезавтра подъедет к Пестраку взглянуть на  аса от шпионажа.
Лоскутов, «проинформировавшись», не спешил уходить, похоже, пришел не только из интереса к положению дел на второй. Сидел, морща лоб и поигрывая карандашом, взятым у Сурова на столе.
—  Все мы о себе лучше думаем, чем мы есть, — выпалил, казалось, ни с того ни с сего. — За редким исключением, разумеется.
Не поняв «затравки», смутно догадываясь, к чему она и что предваряет, Суров не без улыбки сказал, выйдя из-за стола:
—  Слушаю и в толк не возьму, к чему ходьба вокруг да около? Не проще ли напрямик: так, мол, и так, Юрий Васильевич, у меня для вас неприятное сообщение, но куда денешься — рано или поздно, а нужно!.. Боитесь меня расстроить? Напрасно. Я не истеричная барышня, в обморок не упаду,
—  Замечание верное, Юрий Васильевич. Действительно, никуда не денешься — надо.
Он почти слово в слово пересказал разговор с Платоновым, ничего к нему не прибавив и не убавив, про себя удивлялся, почему Суров слушает с таким видом, будто к нему это не имело касательства, неизвестно почему улыбался.
Суров же слушал с обостренным вниманием, мысленно возмущался Платоновым, хотя с трудом верилось, что тот вокруг него плетет паутину.
—  Допустим, что Платонову хочется командовать отрядом. Как мы можем этому помешать?
—  Сразу не скажешь. Нужно подумать. Во всяком случае помешать подлости нужно.
—  А если это одни лишь предположения?
—  Вряд ли. Платонов выбрал для удара удачный момент. Обстоятельства против вас. Ваш неоформленный брак с неразведенной женщиной, два происшествия, жалоба мужа вашей…
—  Бывшего мужа.
—  Это не меняет положения.
Непривычно горячась, Лоскутов доказывал необходимость принятия немедленных мер, может быть, даже напроситься на прием к начальнику войск. Только не сидеть сложа руки и выжидать. Он то и дело потирал лысеющую макушку, видно, от чрезмерного курения у него болела голова — за короткое время сжег полдюжины сигарет, и табачный дым космами стлался под потолком. Завершил внезапно категорическим: «Надо решать!»
Сурову хотелось скорее покончить с неприятной темой. Горячность Лоскутова его не зажгла, скорее наоборот — остудила.
—  А что решать, Владислав Алексеевич? Звонить в колокола, когда нет пожара?
Лоскутов повторил жест, но по столу ударил покрепче.
—  Вы как хотите, а я Светличному доложу. Сегодня же. Этого вы не можете запретить. — Он было выщелкнул из пачки новую сигарету, но смял ее, ссыпал
в  бумажку окурки,  понес  к двери, слова    больше    не молвил.

Читать далее… »

    "Пусть живые запомнят, и пусть поколения знают..."

С. Гудзенко

    "...Война - величайшее горе, в особенности в условиях современной военной техники"

Леонид Максимович Леонов

Rambler's Top100 Помощь призывникам в нелегком выборе. Отсрочка от армии или служба в пограничных войсках? Призывник, выбирай.