Пограничник

Я хочу служить в пограничных войсках

Александр Артамонов, рядовой, 1967 года рождения, призван в погранвойска после окончания металлургического техникума из г. Выкса Горьковской области.
Дождик шуршал в темноте па склоне позади Артамонова, скорчившегося от сырости на своем посту за огромным, почти в рост, камнем, торчащим на откосе обломанным клыком. Слушая этот дремотный шелест, он завидовал другу и земляку Вадиму Любимиеву, спящему в палатке. Но, с другой стороны, скоро Вадиму сменять его, а он завалится спать в теплом уютном спальнике. Наверное, мое двадцатилетие уже наступило, подумал он, включил рацию и, доложив дежурному по лагерю, что все в порядке, спросил, который час.
Рация вздохнула и ответила:
—  Полпервого, — и, помолчав, добавила: — С днем рождения, Пятый.
—  Спасибо, — улыбнулся Артамонов и выключил рацию.
Глухо ворчала за спиной невидимая река. Честно говоря, хотелось домой, в отряд. Тут эта промозглая сырость, неожиданно свалившийся туман, из-за которого они и застряли, эти су1иасшедшей высоты горы, кажущиеся такими красивыми с вертолета — а попробуй-ка походить по ним… Надо надеяться, сегодня туман разорвется и за ними наконец прилетят, и…
И тут на противоположном склоне распадка глухо хлопнуло, из мокрой тьмы черно-багровой шевелящейся громадой возникли горы в мерцающем свете взметнувшейся красной ракеты. Что такое?! Там же Леша Куркин! Артамонов ничего не успел сообразить, как ракета погасла и тут же тишину распорол треск «Калашникова», трассеры простегали темень дрожащей строкой.
Артамонов вскинул рацию — и ночь лопнула, как нарыв! Склоны грохнули слепяще-белым брызжущим огнем, дикий визг летящих гранат вонзился в уши, ало-призрачные молнии разрывов метались в зарослях дикого сада, высвечивая фантастическими сполохами палатки; высоко на черных откосах болезненно плясали голубовато-бешеные вспышки пулеметов. Полуослепнув, Артамонов секунду оглушенно глядел туда, где был Куркин. А там неумолчно трещал, захлебывался яростью «Калашников», его трассы летели в ему одному видную цель: Куркин в одиночку вел бой! Грохнул взрыв, автомат умолк, раздались какие-то жуткие вопли, кто-то истошно заорал; Артамонов вскочил — бежать туда? Нельзя — пост! Что ж делать? Он, не понимая, что уже идет бой (еще все казалось нереальным, отстраненным, как в кинозале, когда если и страшно, то ведь все равно убьют не тебя, кого угодно, но не тебя!) — он оглянулся вниз и оторопел: там, где только что был лагерь, пульсировала сплошная сеть трасс, настолько плотная, что в сполохах разрывов гранат и мельтешении светящихся пуль виднелись палатки и деревья, Но. Леша, как же он? И вдруг «Калашников» ожил вновь — Куркин отбивался! Но на вспышках его автомата сразу скрестились десятка полтора трасс — и он умолк…

Прокомментировать

Вы должныавторизоваться чтобы прокомментировать

    "Пусть живые запомнят, и пусть поколения знают..."

С. Гудзенко

    "...Война - величайшее горе, в особенности в условиях современной военной техники"

Леонид Максимович Леонов

Rambler's Top100 Помощь призывникам в нелегком выборе. Отсрочка от армии или служба в пограничных войсках? Призывник, выбирай.