Пограничник

Я хочу служить в пограничных войсках

Так любила Лида быстротечные мгновенья, когда над ее белым городом, разогнав густой летний зной, во здесь голос разговаривала благодатная гроза. И, бывало, хотелось длить и длить очарование теплого дождя… Стучалась в сердце любовь. И пришла она в образе суматошного, вихревого Сергея Радченко. Собственно, знала она его давно. Вместе бегали по дворам, когда были детьми. Ходили в один садик. Учились в одном классе. Не раз ссорились и мирились — по-детски.
Но чтобы выйти за Сергея замуж — такое Лиде в голову никогда не приходило. После школы дороги    их   вроде бы разошлись. Он — курсант    пограничного училища, она — студентка индустриального     техникума. Оставаясь в родном городе, потому что и учите, и техникум находятся в нем, трепались крайне редко, случайно, обменивались приветствиями, по привычке подтрунивали друг над другом и разбегались, каждый в своих делах и заботах.
Потом Сергей окончательно исчез  с ее горизонта.  Стал офицером, уехал служить куда-то     на край света. Она поступила на завод. Закрутили обыденность, однообразный;    ежедневно повторяющийся уклад событий. И вот на тебе — судьба!  Весной Сергей приехал в отпуск. Увиделись невзначай,  на  улице. Ничто в его облике не выдавало, что он искал этой встречи.
Тогда, не дав ей выговорить и десятка слов, как ушат холодной воды на нее опрокинул, выпалил: — Выходи за меня замуж!
Встрепенулась, испуганно глянула в лицо Сергея. И за нарочитой усмешкой сумела разглядеть в его глазах глубоко упрятанную тревогу, а вдруг не согласится?
И во власти настроения, охватившего ее, Лида, быть может, и не ожидая от себя такой храбрости, ответила:
— А что, в самом деле, почему бы мне не выйти за тебя?
И вышла.
Расставались с родным городом, когда улицы захлестнула бело-розовая кипень цветущих персиков, яблонь, слив. Но чем дальше улетали к Северу, тем скупее и однообразнее становились краски природы.
Последний перелет — на Камчатку.
Остров, куда увез Лиду Сергей, показался сначала огромной глыбой белого безмолвия. Не думала она, не могла охватить сознанием, что снега может быть так много, и что именно ей, Лиде, доведется это узнать. А потом она увидела остров в лучах восходящего солнца, когда тысячи алмазных искринок зажглись в сине-белых одеждах дальних и ближних сопок. Это было незабываемое зрелище. Да что слова! Разве передашь ими величавую музыку, которая звучала в душе! Но солнце на острове было таким же редким, гостем, как и корабли. И все чаще въедливым мотивом стали звенеть в ее голове напоенные грустью песенные слова:
Здесь у нас туманы и дожди, Здесь у нас холодные рассветы…
А где-то далеко-далеко, на Большой земле бушевали настоящие летние ливни.
…Сегодня остров вновь окутался седым туманом. И полуденный зябкий дождь не заставил себя ждать. Сергей забежал накоротке к обеду и снова исчез, махнув в ответ на расспросы: «Служба!». А ведь мог бы остаться после дежурства,  ночевал-то  на  заставе…
«Мой Сережка…» — со странным чувством научилась Лида думать о муже. Как редко выпадает им удача посидеть рядышком за семейным столом, поговорить, просто помолчать — вместе. Вот она, судьба жены офицера…
Сергей появился уже под вечер. Мокрый до нитки. С трудом сняв сапоги, вылил из них воду. Не переставая    улыбаться, рассказывал, какие у него солдаты умелые и меткие стрелки. Как ловко «косили» они мишени, появлявшиеся всего на несколько секунд и которые разглядеть-то было почти невозможно.
И развеселил Лиду, рассказав о переполохе, возникшем на стрельбище, когда в разгар ливня на дороге, ведущей в сопки, вдруг появился боров Борька — глава заставского стада, привыкший гулять по острову сам по себе.
…Приливная волна легкими вздохами приподнимает и вновь кладет на песок коричневые пряди ламинарии. Катер с корабля трется форштевнем о пологую прибойку. Суетятся солдаты, передавая на борт пачки писем и кинобанки. Докучливо голосят чайки, осеняя крылом гладкую, стеклянную воду.
Вот и приспела пора расставания. Валентина Теперик, жена старшины заставы, покидает остров. Почти год назад молодой хозяйкой ступила она на этот песчаный берег. И оставляет вместо себя другую молодую хозяйку — Лиду Радченко, жену замполита.
За несколько недолгих месяцев они сдружились. Ровесницы. Хотя Валентина по жизненному опыту, конечно, старше. Теперь вот готовится стать матерью. Потому-то и возникла необходимость уехать с острова, который Валентина успела  полюбить по-своему.
— Й ты полюбишь, — говорила она Лиде. — Вот увидишь, и тебе, когда придет время, тоже будет грустно оставлять остров.
А пока… Пока она советует Лиде почаще бывать на заставе. Взять под опеку солдатскую библиотеку. Женские руки ничто не заменит, когда надо испечь праздничный пирог, накрыть стол для торжественного солдатского обеда…
Взревел пущенный мотористом движок катера, полетели из-под кормы брызги, и Валентина порывисто притянула к себе Лиду.
…Катер плавно ложился бортом на пологую волну. За водяной завесой .исчезал берег, где провожающие не уставали махать руками. Над океаном высились горы, увенчанные белыми шапками облаков.

Прокомментировать

Вы должныавторизоваться чтобы прокомментировать

    "Пусть живые запомнят, и пусть поколения знают..."

С. Гудзенко

    "...Война - величайшее горе, в особенности в условиях современной военной техники"

Леонид Максимович Леонов

Rambler's Top100 Помощь призывникам в нелегком выборе. Отсрочка от армии или служба в пограничных войсках? Призывник, выбирай.